Курс валют:
USD 66.9227   EUR 76.0777 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Заказанное дело

Дата публикации: 14.01.2013
О некоторых странностях громкого, но несостоявшегося покушения
УменьшитьОвик Алексанян с семьей

В конце прошлого года в ряде СМИ появилась информация об эффектной операции сыщиков МУРа, предотвративших заказное убийство владельца компании «Крисмар» Армена Шагиняна. Заказчиком был назван гендиректор строительной фирмы «Инпрофстрой» Овик Алексанян.
Заголовки публикаций были впечатляющими: «Бизнесмена загримировали под труп», «Специалист по асфальту Алексанян чуть не закатал в асфальт коллегу Шагиняна» и далее в том же духе. Если кратко, то, по версии следствия, некогда деловые партнеры (предприятие, которым владел Алексанян, поставляло расходные материалы для строительства дорог компании Шагиняна) конфликтовали из-за контроля над заводом железобетонных изделий в подмосковном Дзержинске. Как пишет «Коммерсантъ» (см. номер от 20.12.12), «по версии сыщиков, господин Алексанян, испытывая личные неприязненные отношения к Шагиняну, принял решение о его убийстве». Далее дело якобы шло по типовой схеме. Некто Владимир Туманов, опять-таки якобы имевший связи в криминальном мире, стал искать киллера. Доблестные сыщики, как пишет издание, «под видом членов одной из подмосковных преступных группировок» вступили в переговоры с Тумановым. После чего муровцы сообщили о готовящемся покушении Армену Шагиняну. В итоге в начале декабря они организовали «похищение» Шагиняна, загримировали его под труп, сфотографировали и 11 декабря прошлого года передали снимки Туманову. «В тот же день, – пишет «Коммерсантъ», – Алексанян и Туманов были задержаны».
Планировал ли Алексанян убийство Шагиняна, надо полагать, решит суд, если до него дойдет при столь неубедительной доказательной базе. Проблема в том, что уже сейчас в деле видны некоторые, мягко говоря, нестыковки.
Но для понимания ситуации нужно оглянуться назад. Как говорится в открытом письме господина Алексаняна в СМИ (копия имеется в «НГ»), «в 2009 году Шагинян, являясь лицом, спонсирующим деятельность одной из партий, нуждался в денежных средствах для участия в избирательной кампании, и именно тогда он продал мне «убыточный завод» (речь идет о том самом заводе ЖБИ. – «НГ»), который, по его словам, нуждался в реконструкции и прямой прибыли не приносил».
Действительно, как сообщает тот же «Коммерсантъ», ранее господина Шагиняна называли одним из основных спонсоров одной из партий: «В 2008 году он даже возглавлял региональный список по Алтайскому краю кандидатов этой партии в Госдуму, но тогда бизнесмен депутатом не стал. Он был снят с выборов Верховным судом РФ из-за обнаруженного у него второго гражданства – Армении».
Овик Алексанян утверждает, что вложил в завод большой объем денежных средств, в результате чего предприятие не только стало приносить прибыль, но и вышло на более высокий уровень производства.
«В начале 2012 года, – как пишет Алексанян, – Шагинян, владеющий компанией по строительству дорог, стал участвовать в тендерах, брать у меня в долг строительные материалы, и уже когда осенью 2012 года сумма долга достигла около 40 миллионов рублей, я отказался поставлять материалы без предоплаты или до погашения долга. Шагинян вышел ко мне с предложением продать завод по той цене, по которой он мне его продал в 2009 году, обещая рассчитаться и по долгу за материалы. Получив отказ, он ушел, я его больше не видел, но я понимаю, что бизнес так никто не ведет. Прочитав же сведения из газет, я вообще удивился: я якобы хотел убить человека, который мне должен десятки миллионов рублей, и приобрести право на то имущество, которым я владею на законном основании».
Заметим, что в прошлом году принадлежащий Алексаняну «Инпрофстрой» выиграл 17 открытых аукционов и заключил 13 контрактов на общую сумму 751,3 млн. руб. Годом ранее выручка компании составила 573,15 млн. руб. При таких оборотах и такой выручке, согласитесь, абсурдно доводить «личную неприязнь» до убийства человека, который даже не является прямым конкурентом. И тем более нелепо «заказывать» человека, который является твоим должником и, судя по всему, этот факт признает.
Интересно, что заявление предполагаемой жертвы (то есть Шагиняна) зарегистрировано уже после возбуждения уголовного дела, а оно было возбуждено 11 декабря прошлого года. Это выглядит более чем странно, если учесть, что Шагинян принимал участие в постановочных мероприятиях по предотвращению покушения, проведенных в начале декабря. Более того, допрашивать Шагиняна, судя по протоколу, начали лишь в 15.00 12 декабря. Причем на вопрос следователя о том, имеется у потерпевшего какое-либо предположение относительно того, кто мог бы желать его смерти, господин Шагинян рассказал о некоем конфликте, который был у него с подрядчиком. И это, подчеркнул потерпевший, был у него единственный конфликт за последние 10 лет. «В связи с чем я могу предположить, – подчеркнул Шагинян, – что посягательство на мою жизнь может быть связано только с этим». Но вся эта история, заметим, никакого отношения к Алексаняну не имеет – речь идет о других лицах и других структурах.
Тогда следователь задает вопрос: «Был ли у вас ранее бизнес, который впоследствии вы продали своему компаньону, а затем, через некоторое время, решили опять выкупить его?» Вот тут-то потерпевший неожиданно вспоминает, как продал Алексаняну завод (признав, что у предприятия были долги), а потом пытался выкупить его обратно. Далее следует еще один вопрос следователя: мол, не является ли компания Алексаняна конкурентом компании Шагиняна? На что потерпевший отвечает, что, мол, их структуры и участвовали в одних и тех же аукционах. Правда, по словам Шагиняна, он Алексаняна не считал своим конкурентом, а вот Алексанян, наоборот, «мог видеть» в лице Шагиняна серьезного конкурента. Далее градус вопросов и их «точечность» нарастают: «Какие выгоды в своей деятельности получил бы Алексанян в случае вашей смерти?» Ну, тут ответ понятен – конкурент, оказывается.
Но, похоже, ведущему допрос этого недостаточно. И тогда наступает кульминация. «Вы можете допустить, – спрашивает следователь, – что Алексанян готовил покушение на вашу жизнь?» «Да, могу», – отвечает Шагинян. Не странно ли? В начале допроса потерпевший даже не вспоминал об Алексаняне и, более того, утверждал, что не связывает покушение с участием своей компании в аукционах на проведение строительных работ, а в конце допроса уже четко определился с заказчиком?
Еще одна нестыковка имеет чисто временной характер. Как уже отмечалось, допрашивали Шагиняна в 15.00 12 декабря. И только на основании показаний Шагиняна в 00.50 13 декабря был задержан Алексанян. Но не во время встречи с Тумановым, а возле своего дома. Туманов же был задержан 11 декабря и допрошен в тот же день в 20.45. Так что и тут возникают естественные вопросы.Наконец, вызывает удивление тот факт, что, как пишет тот же «Коммерсантъ», Армен Шагинян оказался абсолютно не заинтересован «в огласке информации о предотвращении на него покушения». Почему? Опасается еще одного покушения?
Источник: Независимая газета