Курс валют:
USD 66.5022   EUR 75.6197 
Официальный сайт Момент Истины
о редакции

Воздушно-космическая оборона? Продано!

Дата публикации: 08.11.2012
Уникальная военная академия в Твери ждет спасателя Шойгу. Дождется ли?

В четверг в Минобороны состоялась своеобразная «коронация» нового главы этого ведомства Сергея Шойгу: скандально отправленный в отставку Анатолий Сердюков передал своему преемнику так называемый «ядерный чемоданчик». По научному - портативный абонентский терминал (шифр «Чегет») автоматизированной системы управления стратегическими ядерными силами «Казбек». Точно такие же специально обученные офицеры денно и нощно носят еще за президентом страны и за начальником Генштаба. Согласованное нажатие всех трех этих «кнопок» и означало бы конец света.

Можно не сомневаться: со многим в Минобороны Сердюкову расставаться жаль. Только не с «ядерным чемоданчиком». Потому что двое капитанов 1 ранга, как и положено, по всему миру посменно таскают эту штуковину за министром обороны и только что не спят в его прихожей. Эти дежурные, рассказывают в Минобороны, поначалу очень раздражали Анатолия Эдуардовича. Наверное, потому, что вынужденно оказывались свидетелями слишком многого. Говорят, поначалу министр был категоричен: «Убрать их от меня!». Но дело было настолько серьезным, что и своевольному Сердюкову пришлось смириться. Теперь с «ядерным чемоданчиком» придется мучиться Шойгу. Впрочем, это самое легкое, с чем столкнется новый министр обороны.

Очень и очень многое в лихом кавалерийском наскоке, названном «приведением Вооруженных сил к новому облику», превращено в руины. «Облик» вышел не для слабонервных. Чтобы восстановить то, без чего армия и флот существовать просто не смогут, понадобятся годы и немыслимые финансовые и организационные ресурсы.

Что-то утеряно безвозвратно в гигантском коммерческом ларьке, в который в последние годы превратили оборонное ведомство. Но что-то еще не до конца пущено в распыл и начавшуюся разруху кое-где можно остановить.

Например – начавшуюся по приказу Сердюкова ликвидацию Военной академии воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Жукова, дислоцированной в Твери. С 1 декабря тот учебный процесс, который 55 лет шел в ее стенах, велено перенести в Санкт-Петербург, в Военно-космическую академию имени Можайского. Специалисты уверены: это конец налаженной подготовки офицеров только формирующейся в стране системы Воздушно-космической обороны. Почему? Вначале – о том, что до недавнего времени представляла собой тверская академия. Она с 1957 года готовила специалистов противовоздушной обороны для Сухопутных войск, Войск ПВО и для Военно-Морского флота. В том числе – и для иностранных армий. С 1977 года в академии осуществляется высшая подготовка командных и штурманских кадров истребительной авиации и радиоэлектронной борьбы. Именно здесь начала складываться научная школа только формирующейся Воздушно-космической обороны (ВКО) страны. Исследования в этой области в Твери ведутся три десятилетия.

Академия в Твери – это 300 военных ученых, 55 процентов которых – доктора и кандидаты наук. 33 из них удостоены почетных званий Российской Федерации в области образования и науки.

Казалось бы – где же готовить кадры для ВКО, если не здесь? А кадров для нового рода войск нужно немало. По расчетам Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба – более 1200 офицеров ежегодно. Иначе просто некому будет служить на тех 28 полковых комплектах зенитно-ракетных комплексов С-400, которые запланировано поставить на боевое дежурство к 2020 году и которым надлежит стать основным щитом России от возможных угроз из космического пространства.

В июне 2012 года академию проверяла комиссия Генерального штаба Вооруженных сил РФ. И сделал вывод: «…Уровень профессиональной подготовки профессорско-преподавательского состава Военной академии воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Жукова позволяет решать задачи по подготовке военных и научно-педагогических кадров для Войск воздушно-космической обороны». Однако, как выяснилось, куда важнее для судьбы академии оказался весенний блиц-визит тогдашнего министра обороны Сердюкова. По свидетельству очевидцев, министру хватило 20 минут, чтобы вникнуть в суть дела. А интересовавшая его суть, по словам тех же очевидцев, заключалась в том, сколько может стоить принадлежащий академии коттеджный поселок Рябеево на берегу Волги? Ну, и те здания, что расположены в центре Твери.

В итоге - зенитчикам было велено собирать манатки и уматывать в Питер, в Военно-космическую академию имени Можайского. Срок – к 1 декабря. Хотя общего у двух вузов – только слово «космос» в названиях. В «Можайке» испокон веку готовили офицеров для космических частей и формирований Генштаба, ВВС, ВМФ и РВСН, обеспечивающих управление орбитальными группировками космических аппаратов военного назначения и наземными средствами запуска. Никто о ВКО тут и не думал.

Четыре года назад, когда над академией в Твери Сердюков впервые повесил огромный знак вопроса, в Питере все же попробовали готовить спецов нового профиля. Но для этого все равно пришлось прикомандировывать к «Можайке» преподавателей из Твери. Все методические материалы – оттуда же. Только одно дело – ездить в командировки. И другое – с домочадцами на старости лет переезжать в другой город. В Твери говорят, что на это решатся немногие.

И еще. Сегодня в академии ВКО обучаются 241 курсант из 18 зарубежных государств. По контрактам за их подготовку Россия получила немалые деньги. Срок обучения – до 2015 года. Учиться иностранцы собирались именно в Твери. Будем возвращать денежки?

Комментарий бывшего начальника зенитно-ракетных войск Военно-Воздушных сил России (с 2000 по 2008 годы) генерал-лейтенанта Александра Горькова. «СП»: - Александр Юрьевич, отставка Сердюкова – это шанс спасти хотя бы академию Воздушно-космической обороны? - Не думаю, что все и теперь будет просто. Решение о фактическом уничтожении академии в Твери принято в ноябре прошлого года. Для этого Сердюков пробил решение президента страны. Никто, кроме президента, остановить запущенный механизм уже не в силах. Значит Шойгу, даже если он поймет, что произошло, надо идти к президенту и «передокладывать» вопрос. Пойдет он к Путину по поводу сохранения академии Воздушно-космической обороны? Мы с вами – люди военные. И понимаем – не пойдет. Потому что перед Шойгу сегодня стоит ряд совершенно неотложных, первоочередных задач, с которыми надо идти в Кремль значительно раньше. Прежде всего – срочно решать проблемы с кадрами, формировать собственную команду в Министерстве обороны. На этом фоне академия – частность. Так же, как и уже фактически уничтоженная Военно-воздушная академия имени Жуковского и Гагарина, которую в этом году из Москвы отправили в Воронеж. Ее сделали неким Военно-научным центром ВВС. Какими-то курсами непонятными. Но ведь это ничего общего не имеет с настоящим военным академическим образованием. «СП»: - То есть новый министр обороны должен перед Верховным главнокомандующим ставить проблему восстановления разрушенной Сердюковым системы военного образования в целом? - Совершенно верно. Кстати, я уверен, что, в конце концов, Шойгу этим скоро займется. Судя по его работе в Министерстве по чрезвычайным ситуациям, новый глава военного ведомства понимает, как и зачем нужно готовить офицерские кадры. Посмотрите, что он создал и сумел сохранить в МЧС: две академии – Гражданской защиты и Противопожарной службы. Это – раз. Университет МЧС в Питере – два. И еще три института в других городах. Всего – шесть вузов. Это в сравнительно небольшой по сравнению с армией и флотом военизированной структуре. Вузы МЧС укреплялись, нарабатывали опыт и совершенствовались в то время, как огромное Минобороны крушило то, что давно имело. «СП»: - Но пока суть, да дело – с офицерскими кадрами в войсках Воздушно-космической обороны - большие проблемы. Кстати, этим войскам ведь еще и года нет? - 1 декабря будет год, как президент России подписал соответствующий указ. Процесс формирования ВКО страны только начался. «СП»: - И развал профильной академии – удар под дых новому роду войск? - Без сомнений. Еще войска не сформированы, а тут министр обороны ликвидирует базу для их создания. Хотя именно на академию в Твери командованию можно и нужно было опереться. Концепция создания Воздушно-космической обороны России появилась в 2006 году. А военная академия в Твери уже лет восемь плотно занималась соответствующими исследованиями по заказам Минобороны и Генштаба. И нацелена была на перспективу. Вдруг в момент, когда результаты исследований, наконец, срочно понадобились Вооруженным силам – приказ: все свернуть и слиться с Военно-космической академией имени Можайского. Но академия имени Можайского – это запуски спутников, управление орбитальной группировкой… Никаким боком к Воздушно-космической обороне она не имеет отношения. Там никто этой тематикой не занимался и понятия о ней не имеет. Кого и чему научат в Питере? «СП»: - Теперь, выходит, пока эту простую мысль Шойгу не донесет до президента Путина, дело с Воздушно-космической обороной будет стоять? - Стоять не будет. Но становление войск сильно затруднит. «СП»: - Вы принимали участие в подготовке коллективного обращения группы депутатов Государственной думы к Путину с требованием вмешаться в ситуацию и остановить уничтожение академии Воздушно-космической обороны в Твери? Есть ответ из администрации президента? - Нет. И, скорее всего, нескоро будет. Письмо Путину из Госдумы направлено в середине октября. На подготовку ответа по закону - месяц. Поэтому в Кремле торопиться не будут. Используют отведенный срок максимально.

Фото: ИТАР-ТАССwww.svpressa.ru